Выжить с Добровольской

В нашем обществе, где люди друг друга не уважают (и, кстати, не уверен, что за 15 последних лет у нас с этим прогресс), в стране без гарантий её выживания, что, с началом российской агрессии – постоянная ситуация, постоянно стрессовая для всех, для кого Украина что-либо значит и, следовательно, без гарантий, что какое бы то ни было решение является правильным… в общем, в этих наших условиях #порохосрач, конечно, продолжается полным ходом – и это на 99 процентов эмоции, троллинг и ругань. Конца пока не видно.

Находясь внутри дискуссии, как правило, нереально держаться намного выше, чем уровень её дна, а дно – это нижний уровень риторики, приемлемый с точки зрения сторонников той же – не другой! – точки зрения. Иными словами, нижний уровень той вашей риторики, которую ваши единомышленники готовы молчаливо одобрять – и есть дно дискуссии. И желательно на него не опускаться.

Но, наверное, таки слишком многое назрело, накипело, и сейчас, когда мало кто, если кто-то вообще, реально понимает, как всё будет дальше – самое время высказаться. Так что, да будет срач.

…Весной-2014 перед страной встала угроза её существованию и, ещё до избрания Порошенко в кресло президента, новой центральной власти пришлось секретно договариваться со всеми главными коррупционерами. Просто пришлось. Что было понятно тогда, и, к сожалению, за прошедшие годы становится всё понятнее, про что именно там договорились.

Но мне очень трудно понять точку зрения людей, готовых игнорировать, или же уводить далеко на второй план тему коррупции до сих пор. А это – общая черта сторонников Порошенко (одна из), и главная к ним претензия.

Партия БПП, которую, может, лучше было и вообще не создавать – изначально гибридный конгломерат, коррупционная составляющая которого оказалась основной. По существу, это партия лояльных Украине коррупционеров. Но обвинить в прямой коррупционности сразу весь электорат Порошенко едва ли придет кому в голову, это не справедливо.

Надо признать, что у всё-ещё-гаранта существует идейный электорат, не полностью однородный, такого вообще не бывает, но позиции которого только сейчас кристаллизуются, либо же, допускаю, кристаллизовались давно и только лишь стали более очевидными для внешних по отношению к этому электорату наблюдателей – говорю со своей личной точки зрения, как и всё остальное здесь. А ранее эту идейную сторону мешала видеть беспринципность политического партийного и управленческого авангарда Порошенко.

В значительной мере признателен блогеру Олене Добровольской, честному стороннику пятого президента. В общем, никогда не сомневался, что Олена – “человек войны” по духу, но, во-первых, подборкой видео, в которые меня тыкнула в дискуссии, убедила, хотя не обязательно, что именно в этом была цель, что “партия войны”, людей, которые не хотят прекращения огня, прежде всего военных, в Украине до сих пор реально есть. Исходя из того, как понимаю интересы Украины сам, перевести военную сторону конфликта в замороженную стадию (как, например, ситуация с Приднестровьем или Северным Кипром) – наш интерес сейчас, и мало обращал внимания на то, что вообще существует другая точка зрения на этот вопрос.

Ведь штурмовать Луганск с Донецком – идти на заведомо неприемлемые последствия. Россию на данном этапе оттуда не вышибить, так что, казалось бы, сейчас нет места для сколь-либо реальных планов наступления, даже если сильно хочется. Но да, некоторые люди думают иначе. Не факт, что к ним относится сам нынешний главнокомандующий Порошенко, по мне так, конечно, скорее нет, и я уж точно не хотел бы, чтобы “партия войны” определяла сейчас наши действия на Донбассе. Хотя, можно добавить, при каком-то серьёзном изменении ситуации “партия войны” и “партия мира” будут уже другими, это во многом ситуативно. Если Россия начнёт нас атаковать – “партией войны” станут все, кто к этому готов.

Во-вторых, также побудил призадуматься следующий комментарий Олены (адресат – сторонник Зеленского), о том, почему её не слишком парит борьба с одесской коррупцией:

“ви мабуть здивуєтесь, але світ не обмежується галантерніком. А без України доля Одеси мене не цікавить. Мене цікавить загальний український вектор і дерусифікація, але мабуть ви того не зможете зрозуміти. Час піде, разом з ним підуть галантерніки і навіть Порох піде. А Україна понад усе, без раші, в НАТО, з єдиною державною мовою і українським культурним продуктом, без совка і комуняк. Звісно, якщо думати далі сьогоднішнього дня. Мені нічого втрачати крім цього, мене ніколи не цікавили статки, мені плювати на статуси і вагу. Тисячі людей поклали все на боротьбу зі зросійщенням і рашою, а ви поставили їх у позицію заручників ваших забаганок. І за це я зневажаю навіть не вату, з ними все ясно. А тих хто рядився в українські прапори, а за фактом обрали дефективнощелепного манкурта, малороса, який навіть не приховував ніколи зневаги до всього що мені дорого. То ви ще будете мені дорікати чимось? Ідіть і вигрібайте тепер, за кожен прийдешній день, за кожну можливу смерть ви тепер несете особисту відповідальність і я не хочу стояти поруч, хай вам вата допомагає у всіх ваших починаннях”. [конец цитаты]

Констатирую просто колоссальное, по правде, несовпадение позиций.

По отношению к городу, в частности. Если Украина, не приведи господь, потеряет Одессу, и физически это переживу, то мне трудно сказать, в какой точно мере это будет всё ещё моя страна – хотя моральная правота и мои симпатии останутся на её стороне. Но, в конце концов, где-либо кроме Одессы, я никогда в Украине не жил, всерьёз не собирался и не стремился, не считал для себя в достаточной мере интересным. Украина для меня – это вся наша законная территория, но, субъективно, в первую очередь – Одесса, и, как столица, Киев. Пока я живу в стране, которая включает, де-юре и де-факто, эти два города, для меня это – всё та же моя страна. Конечно, глупо ожидать, что жители других регионов могут или должны относиться к этому так же. Но одесситы… хотелось бы, чтобы хотя бы чуть-чуть так же, конечно? Но нет, оказывается не всегда.

Бороться с коррупцией, которую в Одессе олицетворяют Труханов и Галантерник (если последний, который долгие годы прячется от публики, вообще что-либо может олицетворять) – уверен, что необходимо исходя из идей и идеалов Евромайдана, во имя которых были пожертвованы жизни. Исходя из европейского вектора, о котором говорят все подряд, не всегда вкладывая идейное насыщение, забалтывая и превращая это в пустые слова. Хотя оно совершенно не пустое, а наоборот. Исходя из достоинства, о котором любят говорить многие, я – не очень, не думаю, что оглашать победу достоинства в стране вообще было хорошей идеей. Такие вещи никогда не могут победить окончательно – и уж особенно, если о победе объявлять. Но в отличие от политической элиты 2014 года, мы, рядовые граждане, Труханову и Галантернику ничего не обещали.

По поводу “дерусификации” проще всего сказать, что сам по себе этот термин – оскорбление и деструктив, и говорить тут вообще не о чем. Но, при желании понять сограждан с другими мнениями, особенно – с которыми не согласен, на самом деле говорить можно. Наша страна до сих пор не пришла к ясному консенсусу о принципах, которые должны её объединять. Для меня это – Конституция (где никакой “дерусификации”, конечно, не записано и в помине), потому что просто не вижу, как страна вообще может быть объединена чем-либо другим. Но это – вынужден, наверное, признать, для украинского общества вопрос на данный момент ещё до конца не осмысленный и не решенный. Так что объединяющим для основной части, лояльных граждан, является просто неприятие российской агрессии и оккупации как последствия. Опять-таки, неприятие может быть уже разным – как радикальный гипотетический пример, право шарахнуть ракетой по российским войскам в Крыму у нас, безусловно есть, это – наша территория, которую оккупируют враги, но практического, политического обоснования и, наверное, морального оправдания этому сейчас не найти.

На не сугубо политических, культурных и профессиональных уровнях, линию разграничения с путинской Россией каждый лояльный гражданин должен, считаю, проводить сам – личную. Если говорить о вопросах, выходящих за рамки регулируемого законом, то, пожалуй, на этом попросту настаиваю.

Свой русский язык я не признаю объектом прав России, совершенно ни в каком смысле, и просто оставляю его себе, а заодно и, по факту, своей стране, даже если не всем в стране это нравится, и это – моё право и личное дело. Собственно, разобрался с этим ещё в 1990-е годы, и ничего в этом смысле для меня не изменилось и измениться не может. Мировой опыт утраты империями монополии на другие имперские языки (английский, испанский) всем в помощь. Загонять кого-то палкой в “дерусификацию” (а я бы сказал, что уже и “украинизация” – скорее деструктивный термин, искусственно выводящий тему за рамки развития и поддержки государственного украинского языка) – на мой взгляд, контрпродуктивно. Но констатирую наличие разных точек зрения и по этому вопросу тоже.

Как итог – целая вереница точек несогласия с патриотично настроенным одесским блогером, этот факт налицо. И это всё – не эмоции, а фундаментальные противоречия: в тактике, стратегии, этике, мировоззрении, да просто практически во всём. С которыми, как и с другими противоречиями, стране дальше жить. Любое общество выживает и потому, что все люди – разные, вот единственный позитивный аргумент по этому поводу. Продолжаем порохосрач дальше.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *